?

Log in

No account? Create an account

aslan


журнал индульгирующего нагвалиста

Пьешь молоко? Значит ты человек и должен умереть!


Previous Entry Share Next Entry
1-ая глава. Добрый день, новый дилер. 1 часть.
aslan
Пффф… черт, опять…опять, опять, ненавижу…
- Да, да, мам, все, встаю, да, да, обязательно опоздаю, обязательно.
Блять, опять чуть не проспал. Ненавижу рано вставать.
- Да, да, все из-за компьютера, хорошо ма, хорошо, вот сейчас точно опоздаю, если будешь отвлекать. Хорошо, поставь чайник. Иду уже, все, да.
И засыпаю. Через пять минут меня опять будят, на этот раз с проклятиями. Еле заставляю себя встать и со скоростью черепахи направляюсь в ванную. Попадаю в дверной проем с третьей попытки, запираю дверь, сажусь на корточки. Надо прийти в себя. Через пять минут я на ногах.
В зеркале ванной на меня смотрит помятое лицо. Обычное зрелище для всех россиян. Все, к черту мысли, сейчас опоздаю, и тогда точно пара минус пойнтов.
- Хорошо поем с сыром, нет, не проголодаюсь, нет, мне хватит, все. Ничего страшного, там поем, там покормят, что-нибудь придумаю. Ма, вот сейчас точно опоздаю. Рубашку положила? Ладно. Нет, ничего не забыл. Да, ключи, деньги, телефон. Да, на месте. Все, пошел. Как будто маленький блин! Ма, мне сколько лет? Хорошо, все.
В несколько шагов перелетаю через три лестничных пролета и выхожу из подъезда. Вытаскиваю из джинсов телефон, на дисплее три минуты седьмого, хорошо, что немногие в такое время идут на работу. Вроде не должен опоздать. Ага, маршрутка, стоять. Вот теперь все нормально.
- Передайте пожалуйста. Да, один, спасибо. Фуххх… Вставляю в ухо наушник, на телефоне нащупываю кнопкой иконку «плеер» и через пару секунд слышу:

  Я солдат, я не спал пять лет и у меня под глазами мешки,
я сам не видел, но мне так сказали,
я солдат, и у меня нет башки, мне отбили ее сапогами,
йo-йo-йo комбат орет, разорванный рот у комбата,
потому что граната, белая вата, красная вата не лечит солдата…

Черт, опять чуть не заснул. Что-то быстро доехал, водила – шумахер постарался.
- Остановите за углом, если можно, да, спасибо.
Так, без пяти половина восьмого, замечательно. Можно расслабится, минус пойнт не грозит. Не отобьют башку солдату-дилеру. Теперь обратно в подземелье, блять, как будто и не было выходных.
Казино, в котором я работаю, находится в подвале государственного развлекательного комплекса. Подвал - грубо сказано, помещение здесь довольно большое, и с самого начала строительства комплекса оно было задумано именно как казино. Так нам сказали старые дилера, да и кто-то из менеджеров тоже вроде говорил это. Но, по сути - это подвал, как любят называть клиенты его между собой, когда кто-то им звонит на сотовый. Андеграунд, как люблю думать я. Когда встречаю бывших однокурсников, так им и говорю: ушел в андеграунд. Звучит загадочно. Спускаюсь вниз по мраморным ступеням.
- Салам, салам, как дела?
Здороваюсь с охранниками и прохожу в стафф через зал. Вроде сидят еще несколько игроков за столами, скорее всего остались с ночи. Захожу в курилку.
- Привет, те тоже салам алейкум, здрасьте, держи, как дела? Пойдет. Что-нибудь интересное случилось? Кто приходил? Фуад и Марлен? Сколько оставили? Ни х*я себе! Жестко вы их. А вы что здесь делаете? Овертайм? Ясно. Много вас? Угум.
В коридоре Апш играет в нарды с Казуровым, наверное делают это в несколькотысячный раз.
- Салам, как оно? Кто выигрывает?
- Сейчас старый вкиснет. (Старый это Апш).
Захожу в стафф, все саламы, приветы, «как дела» и чмоки переносятся сюда из курилки, и повторяются с удвоенной частотой. Здесь сидят человек десять, прибавить сюда коридор и курилку получится пятнадцать, не считая тех, что на смене. Одну смену оставили на овертайм, поэтому некоторое время придется дышать с трудом, но терпеть их осталось недолго, сейчас подтянутся все наши и их отпустят.
- А что вас оставили? Випа и привата вроде уже нет.
- А они недавно ушли, разъе**ли их жестко. Марлен пятьсот оставил, Фуад штук сто пятьдесят.
- Ясно.
Компьютер, на котором отображается смена показывает, что клиенты активны только на двух столах в общем зале. Возможно, их добьют за полчаса, и мы выйдем играть в зал между собой, но возможно и не выйдем: оставшиеся с ночи клиенты бывают чрезвычайно стойкими и невыносимыми, как носки, которые не меняли три дня.
- Кто?! – кричу я в занавеску, отделяющую общую раздевалку и шкафы с одеждой от остальной комнаты. Со временем мое «кто там?», «можно зайти?», «бабы? я по быстрому переоденусь, я на смене», трансформировалось в крик «кто?», чтобы быстро, удобно и понятно узнать кто за занавеской, не расходуя напрасно и без того недостающую утреннюю энергию.
- Нельзя!! – раздается четкий крик, видимо трансформированный по моему принципу.
Я приземляю задницу на подлокотники стоящих друг с другом кресел, потому что все остальные сидячие места заняты, как всегда это бывает, когда смену оставляют в овертайм. Жду. По стаффскому ТВ показывает канал «Спорт». Смотрят двое, терпят восемь, видимо тоже не хотят расходовать энергию на бесплодные споры, какой канал смотреть.
Скоро я вторгаюсь за занавеску и быстро переодеваюсь, пока это место не наводнили тела овертаймеров, спешащих  домой (им надо успеть выспаться, ведь вечером опять на работу). Среди вещей на своей вешалке не нахожу бабочки. Взять что-то на время у коллег (рубашку, жилетку, штаны, ремень и бабочку) дело обычное. После обнаружения пропажи кричать «блять, суки верните бабочку и т.п.» тоже обыденное дело, но кричать и матерится пока не хочется. Знаю, что никто не собирается унести ее из стаффа, что возможна она на ком-то, кто на смене, потому нахожу чью-то бесхозную, убитую бабочку и нацепляю ее на шею. Но все равно не перестаю думать «блять, кто спиздил мою бабочку?».
Через полчаса становится намного спокойней. Бабочка находится, овертаймеров и всех ночных отпускают, и становится еще спокойней. Слышен только приглушенный гул мощных кондиционеров ГКЗ. В нашем подвале он слышен очень четко. Впечатление такое, будто я в подводной лодке несу вахту, и тут шум винтов. Непрекращающийся гул. Если намечается стресс/депрессия, то он может запросто сорвать вскипающую крышу. Правда если этого не сделает музыка, которая заглушает этот шум, децибелы которой не так явственно слышны в курилке. Здесь кстати тоже нет окон, как и на подлодке. Единственное заколотили два года назад, на всякий случай: вдруг посетители захотят как-то навредить.
Хочу попить чаю и ищу свою кружку в шкафу стоящем в углу стаффа и на столе. На столе срачь ужасный.
- Что за свиньи в этой второй смене, - возмущается Залина, - никогда за собой не убирают.
- Это первая смена, из-за нее стол грязный, - знающи говорит Фая.
- Все равно можно же было к утру прибрать.
- У них в смене девушек нет, - пытаясь в грязных кружках определить свою, вставляю я.
- Рук у них нет, - добавляет Фая.
- Да мать твою, где моя кружка!!
- В курилке поищи, - советует  Залина.
- Да там вроде нет кружек, все здесь…
Мало кто в стаффе пьет из своих кружек: почти всегда они грязные, и разбросаны черт те где. Не всегда можно найти свою чистой и целой. В очень редких случаях. Валяются они везде: в коридоре и курилке, под столом в стаффе, иногда на столе, в туалете, на кухне, иногда и в раздевалке. Первое, что меня удивило, когда я зашел первый раз в стафф, было количество кружек в шкафу. Все полки были так  плотно ими заставлены, что я еле нашел пространство, чтобы втиснуть свою. Правда, после некоторых инцидентов их количество резко уменьшилось, и они стали самой востребованной вещью у нас после пульта от ТВ и сигарет.
- Блять, где моя кружка?! – теряю терпение я.
- Везде искал?
- Да, везде.
- Тогда х*й его знает, - отвечает Апш, его такие малые потери редко расстраивают.
- Это твоя кружка Залина?
- Да.
- Я попью из нее чаю?
- Угу, только помой.
- Хорошо.
В работе в казино есть свои плюсы и минусы. Как впрочем, и на любой другой работе. Прикинув примерно соотношение того и другого, я понял, что плюсы все-таки немного перевешивают в данный исторический момент, а новый график работы почти идеально совпадает с моим видением образа жизни и биологическими часами. К тому же не надо таскать тяжести, выполнять какую-либо непосильную физическую нагрузку, с которой была связана моя прошлая работа. Короче говоря, для такого ленивого существа как я, это место можно было назвать почти идеальным, если бы не некоторые минусы. Довольно неприятные минусы, характерные для казино.
- Блять, когда наконец они свалят?
- У них штука оставалась, они пересели на первый покер.
- Ну пиз*ец! Теперь х*й до вечера от них избавишься.
- Я еще им пару флешей и фул-хаус раздал.
- Красавчик. Теперь точно в зал не выйдем.
- Не, сейчас там Масяня, она должна их расчехлить.
- Надеюсь.
Один из главных минусов казино (по моему лично дилерскому мнению) – клиент, как ни парадоксально звучит. Клиент приносит деньги (нашу зарплату, чаевые, премию, доход казино), а вместе с ними скандалы и мат, которые мы вынуждены терпеть.
Как бы нам ни хотелось ответить им, нам это делать запрещено менеджментом, чтобы не отпугнуть клиента, который может обидеться и уйти в другое место, где менее гордые дилера. Хотя такие  предписания не останавливают особо горячих крупье, которые тоже могут запросто послать «на х*й» слишком зарвавшихся индивидов. Существуют игроки, которые ведут себя более-менее прилично, но это скорее исключения из правил. К сожалению.      
Те игроки в зале, от которых сейчас мечтает избавиться вся смена не из того числа. Мы не хотим играть с ними скорее не из-за того, что все с утра полумертвые, а потому что придется  бороться с онанистами, результат от игры с которыми – ноль. Это порода игроков, у которых нет стратегии, для которых важен просто процесс игры. Придя сюда с тремя тысячами рублей необходимых для входа в казино, они могут продержаться сутки, играя по  копеечным ставкам, гоняя фишки во флот и обратно, что не может не надоесть, в конце - концов. Ни азарта, ни результата, потому и онанизм, как было выше сказано. Остается сидеть ждать…и смотреть чемпионат мира по биатлону.
- Кто-нибудь видел пульт?
- Вон он там, на столе лежит, только там батареек нет.
- Блять…
Не в силах больше смотреть канал «Спорт», ухожу в коридор пить свой чай с лимоном.
- Давай в нарды поиграем? – настигает меня Сатарова.
- Ммм… ладно давай, только я белыми.
- Хорошо.
Играем в нарды. Бабочку я уже снял, засунул в карман, и думаю, на хрена так рано приходить на работу, если уже час бездельничаю? Может пит-босс не заметил? Хотя в выходить в зал нет никакого желания. Хочется спать. Игра в нарды как-то отгоняет сон, но если прилечь на диван, глаза закроются сами собой…и следующее, что ты услышишь, это: «ты что спишь? минус пять пойнтов!».
- Кстати скоро смена?- думаю я вслух.
- Не знаю.
- Щас, подожди, я посмотрю.
- Ага.
Встаю с сидушки от стула, иду в стафф. На мониторе видно, что по-прежнему  активны два стола: 1-ый и 2-ой покер. Никто из игроков не покинул поле брани и мата.
- Первый дилер, - сообщаю Залине, придя обратно. Её это расстраивает.
- Сколько уже можно? Женя издевается что-ли?...
- Кто-то же должен добить их.
- Но почему постоянно я?
- Ну…наверное потому что, ты сейчас в числе этих самых «кто-то».
- Ты в зал выходил?
- Нет. Зачем? Кто-то же должен за тебя отдыхать.
- Ах ты сволочь!
- Чо? Вот тебе за это.
Я кидаю кости и двумя ходами перекрываю Сатаровой все пути.
- Сейчас будешь домашней.
Пока я думаю, как окончательно добить Сатарову, мимо проходят несколько дилеров.
- Смена? – спрашивает она.
- Да, - отвечает кто-то из дилеров.
Сатарова встает, поправляет бабочку, заправляет рубашку в штаны и пристраивается в хвост уходящей в зал смене.
- Тебе повезло, - кидаю я вслед Залине, она показывает мне язык и уходит.

Проходит два часа. Один стол ушел, потому что недавно я вышел в зал и роздал  долгожданное карэ. Спасибо Жене, вовремя поставил на смену. Если бы это случилось ночью, счастливчик никуда не ушел бы, но сейчас получив желаемое, он пошел отсыпаться, а я на весь день стал инспектором. Кстати, стать инспектором в нашем казино - значит быть наказанным за проигрыш, временно лишится возможности заработать премию к своей зарплате. В отличие от московских казино, где инспектором может стать дилер (и то не всегда), имеющий большой стаж и опыт работы, и который является представителем другой касты, касты надзирателей, имеющей полномочий и свобод больше чем рядовой дилер. Да и зарплата у инспекторов заметно выше.
А я, отсидев на инспекторском месте некоторое время, могу опять стать дилером, и отбить обратно карэ, то есть проигранную сумму. Но это уже навряд ли, люди с такой суммой появятся только к окончанию моего рабочего дня, и еще неизвестно поставят ли меня к ним дилером, после моего подвига. Поэтому можно расслабится. Если повезет, хотя бы чипером постою на рулетке, фишки почипую. Пока я об этом  думаю и зависаю, слышу знакомый клич из кухни.
- Мальчики за едой! – кричит кухарка
- Кто-нибудь знает, чем сегодня травят?- спрашивает Апш.
- Хер его знает, - отвечаю я.
- Шарики и пюре,- говорит осведомленная Масяня.
- Блять…- слышен почти общий вздох дилеров.
Шариками мы называем тефтели из псевдомяса. На самом деле нам не известно из чего сделано это кулинарное творение, но чьего-то мяса там явно меньше, чем хрящей, хлеба и риса. Потому мало кто на них зарится. Но водянистое пюре идущее гарниром к шарикам еще кажется съедобным, и может спасти от голода. Часа на полтора. Потом начинаются поиски чьего нибудь съестного в холодильнике. Обычно там можно найти чьи-нибудь взглядонепроницаемые черные пакеты с едой, принесенные из дома кем-то из дилеров или пакетик майонеза, который всегда можно взять, кинув в воздух риторическое «чей майонез?», потому что понятно, что никто не будет жаться из-за одного пакетика с майонезом.
- Мальчики, за едой! – слышно через пять минут.
Никто пока не изъявил желания добровольно пойти на кухню, и если мы этого не сделаем, то нас точно накажут пойнтами. Я, Апш и Сатарова отрываем свои седалища от дивана и идем на кухню, захватив пустые кастрюли оставшиеся с ночи. Проходим весь зал, выходим из казино, поднимаемся в холл ГКЗ, здороваемся с охранниками, сидящими на мониторах у входа и спускаемся вниз к кухне, через выход из кинотеатра. Выйдя на улицу мы притормаживаем, и прислоняем посуду к стене, чтобы подышать свежим воздухом. Солнце светит как-то нереально.
- Погода ох**тельная, а мы в подвале томимся,- озвучиваю я свои мысли.
- Вот так постоянно, как распогодится, так рабочий день, а в выходные дождь, сука,- Апш достает сигарету из кармана и закуривает,- зае*ала эта работа.
- Если в следующем месяце категорию не повысят, уволюсь,- говорю я.
- И куда пойдешь?- спрашивает Сатарова.
- Х** его знает. Никуда. Буду отдыхать, устрою себе отпуск на месяц, потом буду думать, чем заняться. Хотя не знаю, там посмотрим. Не ясно в общем,- понимая что никуда пока не уйду, и  словосочетание «уволюсь, если не поднимут категорию», я употребил в очередной раз просто для связки мысли, я не продолжаю. Опять будет сказка про белого бычка. Эта работа зае**ла всех без исключения. Даже клиентов. Они наверное нас во сне видят, как и мы их.
- А ты куда пойдешь Апш, если нас закроют?
- Наверное опять в школу, преподавать. У меня же два года стажа есть. Или в универ.
- А ты Сатарова?- спрашиваю я,- опять будешь давать уроки сольфеджио?
- Если там хотя бы до пяти тысяч повысили зарплату, сразу ушла бы не думая. Но на тот мизер, что я  получала в музыкальной школе, ни за что не проживешь.
- Мы так на смену опоздаем,- спохватываюсь я. Мы хватаем посуду, заходим на кухню. Залина берет пакет с хлебом, я кастрюлю с шариками, Апш – пюре. Идем обратно тем же маршрутом.